Фаиг гызы Н.

 

 

Шехерезада азербайджанской музыки

В Капелльхаусе состоялась демонстрация фильма немецких документалистов, посвященного Франгиз Ализаде

 

Основу документального фильма Маэстро из Азербайджана, созданного группой немецких режиссеров, составили фрагменты из радиопередач Германии Кельна, Бонна, Гамбурга, Берлина. Эта 55-минутная лента хорошо знакома западному зрителю она демонстрировалась, например, в Osnabruck, на фестивале Morgenland (дословно Утренняя звезда), посвященном диалогу культур Востока и Запада.
Почему Капелльхаус, а не, скажем, та же филармония или Дворец? Думаю, этот вопрос возник не у меня одной. Однако логика своя здесь была наверняка Германо-азербайджанский культурный центр, столь хорошо зарекомендовавший себя за время существования, призван содействовать содружеству двух стран. И фильм это конкретно подтвердил.
Франгиз Ализаде человек, заставивший заговорить о себе на всех континентах, она названа одним из наиболее ярких и блистательных сочинителей современной классической музыки. Сегодня произведения Ализаде звучат на престижнейших фестивалях Европы и Америки, среди ее исполнителей Мстислав Ростропович, Иван Монигетти, Kronos Quartet, Эвелин Гленни, Ла Стримпеллата Берн, Континиум и другие ведущие солисты и коллективы мира. Особую известность ей принесло участие в проекте Йо-Йо Ма Шелковый путь с композицией Дервиш.
Жажда музыкального универсализма, наверное, живет в душе каждого талантливого музыканта. Франгиз была первой исполнительницей произведений авангардной музыки не только в Азербайджане, но и во всем бывшем СССР. Она является автором книг Кара Караев и Симфоническая музыка в Азербайджане, свыше 150 статей об азербайджанских композиторах и додекафонной музыке, активным пропагандистом современной музыки, ее называют лучшим интерпретатором произведений Шенберга. Впервые за всю историю ежегодного фестиваля современной музыки в Люцерне в 1999 году Франгиз Ализаде была признана leading composer ведущим композитором. В 2003 году она была удостоена диплома и медали Кембриджского биографического центра, включившего ее в список выдающихся интеллектуалов ХХI столетия.
Фильм Маэстро из Азербайджана представил немецкие страницы нашей знаменитой соотечественницы. Мы увидели то, что было сокрыто от нас долгих 15 лет, а ведь именно на этот период пришелся мировой триумф Франгиз Ализаде. По существу в тот вечер мы обрели возможность воочию, документально убедиться в ее феерических успехах, о которых до сих пор знали понаслышке, в неправдоподобной востребованности и котировке, посещая репетиции, побывав в самых престижных салонах Европы. Наконец, увидеть глаза иностранцев, широко раскрытые в удивлении, что им, в принципе, мало свойственно невозмутимый Запад западает на окраины в случаях крайне редкостных. А тут оказалось, что в очередь за автографом выстраиваются не только к представителю шоу-бизнеса и где, например в Бетховен-холле! Излишне говорить о том, каково это привести в восторг изысканнейшую публику этого легендарного салона, билеты на концерты которого закупаются за несколько месяцев вперед, где имеются именные кресла, которые сохраняются за владельцами из поколения в поколение... Ну а каково выступать перед такой публикой то был фурор: опус, блистательно исполненный Боннским симфоническим оркестром, Мерсийе имел грандиозный успех.
Одно дело исполнять перед европейцами фольклорную музыку, когда возможность спрятаться за экзотические пряности изначально исключает саму возможность провала, и бурные аплодисменты тебе при всех случаях гарантированы. И совсем другое представлять на суровый, безапелляционный суд тот музыкальный пласт, который стал неотъемлемой частью самого существования твоих слушателей. То есть речь практически идет о невероятном в этих условиях главным становится вопрос сохранения собственного авторского реноме и собственной творческой нацеленности.
Я не хочу быть понятным, я хочу быть понятым, сказал классик. Франгиз, в отличие от того классика, повезло ее поняли. Сегодня она прочно вошла в обойму самых талантливых и популярных современных композиторов, чьи произведения включают в свою программу самые прославленные симфонические оркестры и музыкальные коллективы мира, чему этому мы стали свидетелями в тот вечер. Достаточно сказать, что ее музыку ставят в один ряд с произведениями таких выдающихся авторов современности, как Шнитке и Губайдуллина.
Приведу лишь несколько цитат из мировой прессы:
Как удалось Франгиз Ализаде заставить заговорить о себе в такой конкуренции, когда в Берлин нахлынуло такое число композиторов из Азии, Америки, других европейских стран? Это результат ее высокого профессионализма, огромного труда, а с другой стороны это, несомненно, гениальность. Ее слава началась на Западе, когда в 1976 году в Италии она сыграла свою сонату Памяти Альбана Берга. Это было подобно чуду! Девушка из Азербайджана исполнила совершенную по форме и содержанию сонату. Она сумела соединить вторую венскую школу со своим индивидуальным стилем.
В ее творчестве соединились западный хроматизм, азербайджанские народные мотивы и собственный квазимистический стиль автора.
Франгиз Ализаде гениальный композитор. Ее музыка покоряет сердца. Исполняя ее произведения, мы, музыканты, на крыльях этой музыки словно улетаем в другой мир. Ее понятная всем музыка, покоряя исполнителей и слушателей, уводит их в волшебное царство, вовлекает в диалог культур.
Отслеживая кадр за кадром, любопытно было слышать их, немецкий, комментарий к нашим, знакомым с колыбели, Шуштер, Мугам, Хава все это, оказывается, нуждается в пояснении. Пояснении внимательном, я бы сказала, трепетно-щадящем, чтоб не дай Бог, не исказить... Вот оно, ставшее притчей во языцех, тщание европейца!
Практически все ее произведения снабжены определенной программой Абшерон, Сабах, Янар даг, Зикр... Причем она это делает сознательно приучает западного человека к исконно азербайджанским названиям, вызывая у него интерес к своей стране. Она так и говорит: Хотите сыграть мою музыку, извольте понять ее содержание. Таковы ее, Ализаде, условия, такая вот ненавязчиво навязчивая пропаганда наших ценностей. И беря в руки очередную партитуру ее произведения и выражая желание его исполнить, немец (китаец, англичанин) пытается прежде всего постичь его содержание. И ведь постигает!
К слову, она не только называет. Абшерон-квинтет, например, посвятила памяти Тофика Кулиева. К тому же при каждом удобном и неудобном случае старается к своим проектам привлечь азербайджанцев: так, Франгиз ханым добилась, чтобы в ее Дервише наряду с Алимом Гасымовым принимали участие и наши инструменталисты, исполнители на каноне и тутеке. А в финале заключительного концерта Голландского фестиваля ее Зикр (для мугамного голоса и Аtlas-ансамбля) звучал в исполнении Айгюн Байрамовой в Concertgebouw, одном из лучших концертных залов Европы на 2500 мест.
И это помимо многократного звучания ее музыки в многотысячных нью-йоркском Карнеги холл, токийским Сантори холл, лондонском Барбикан холл...
Кадры, посвященные нашей землячке, проживающей ныне в Европе, навевали не только гордость, но и вполне объяснимую грусть. Неужто и впрямь, как сказал поэт, любовь нуждается в дистанции?
Истина сегодняшнего дня... Пульс фильма учащался с каждым кадром, местами казалось, что он идет в режиме быстрой перемотки гениальные музыканты будто наперебой оспаривали право на исполнение ее музыки, азартно вырывая ее из рук друг друга... И кто оспаривал одно и то же произведение Ф.Ализаде звучало в различных интерпретациях одно легендарней другого! Йо-Йо Ма Монигетти Йо-Йо Ма... Все мы стали свидетелями этого захватывающего зрелища. Глядя, с каким запалом они это делали, на какой-то момент перестаешь верить глазам своим прямо-таки устрашающая техника Ма, например, которому Джуш выдал орден За выдающиеся заслуги перед человечеством, была таковой, что смычок в его руке слился с грифом, превратив инструмент в мыльницу, техника киносъемки явно отстает от техники музыкального исполнительства!
Среди выступающих мы увидели потрясающего виолончелиста, блистательного Юлиуса Бергера, профессора Аугсбургской музыкальной академии, который познакомился с азербайджанским композитором на посвященном ей, Ализаде, фестивале, проходившем на родине отца Моцарта в Аугсбурге... В фильме Бергер не только говорил, но и был предельно аргументирован, мы услышали его виолончель в Мерсийе грандиозный cello-monolog с перспективой внутрь! Виолончель словно оплакивала вселенскую несправедливость, с которой столкнулся ее, Франгиз, народ.
Впрочем... Мир всегда глух, когда речь идет о справедливости. Анатоль Франс сказал. И я с ним пока грустно соглашаюсь...
А вот и Кристофер Майер один из ведущих европейских композиторов, один из руководителей Союза композиторов Польши, сегодня проживающий в Германии, вспоминает ее боннский триумф, где он выступал совместно с Монигетти, аккомпанируя ему на рояле Габиль саягы.
Затем мы видим Ханса Сикорского главу крупнейшего европейского издательства, публикующего исключительно произведения выдающихся творцов таких, например, как Шостакович. Причем не только издает, но еще и зорко контролирует исполнение этой музыки по всему миру кто, где и когда играет изданные ими музыкальные сочинения. К Франгиз ханым у издательства особые симпатии, приведу лишь один пример. Не так давно было американское предложение на предмет переезда ее в Штаты, на что представитель этого самого нотного издательства ответил протестом: наш она композитор и все тут! К слову, аналогичная ситуация сложилась после триумфального шествия вышеупомянутого ее Дервиша в Шелковом проекте Йо-Йо Ма...
Фильм поразил своим внимательным, каким-то сердечным отношением к творчеству композитора, стремлением в полной мере оценить и выявить его вклад в сокровищницу мировой классической музыки. Судя уже по интонации отзывающихся о ней, можно было заключить, что общественность Германии не просто уважает творчество знаменитого композитора, но и с большой теплотой относится к ней как к личности. Особенно подробно говорилось о человеческих качествах Франгиз Ализаде, отважности, умении бороться за свое видение мира, свою творческую позицию и, конечно, о ее бескомпромиссности и неприятии дилетантства во всех сферах деятельности. (Понятно, что с таким набором качеств она быстро осталась не у дел в Баку).
Как-то в одном из интервью Франгиз Ализаде, отвечая на вопрос За что вы благодарны Азербайджану?, ответила словами боготворимого ею писателя, художника, композитора, создателя додекафонной системы сочинения музыки Арнольда Шенберга, сказанными им на церемонии вручения ему Пулитцеровской премии: Я добился всего благодаря своим врагам. Они кинули меня в кипящую воду и отрезали все пути назад. У меня не было другого выхода, как плыть вперед. Поэтому я имею то, что имею. Спасибо моим врагам.
И капли Шуштера падали на сухой гамбургский снег, растапливая его. Словно в кадр ворвалось бакинское солнышко и стало по-южному тепло это там. Ну а здесь... Здесь становилось зябко...
Фильм, посвященный Ф.Ализаде, окончательно утвердил в мысли чем выше темп жизни, тем больше успеваешь. И вот уже оргкомитеты многочисленных европейских фестивалей восторженно отзываются о творчестве нашей соотечественницы и по просьбам гостей проводят авторские концерты Франгиз ханым, ее сочинения входят в обязательные программы всех музыкальных академий и консерваторий, более того, они объявляются обязательными на конкурсах, как это случилось на традиционном конкурсе молодых виолончелистов, носящего имя нашего великого соотечественника Мстислава Ростроповича... А одно уже присутствие ее на музыкальных форумах утраивает их престижность, более того, фестивали нередко называют ее именем это гарантирует превращение их в съезд ведущих музыкантов со всего мира. Все это и многое другое стало известно из привезенной ленты.
Хорошие дела часто безымянны, в данном же случае и это обиднее всего последнее относится вовсе не к миру, который принял, восхитился и оценил, речь идет об Азербайджане, о родине. О нас.

 

Азербайджанские известия.-2006.-1 ноябр.-С.3.