Диалог с жизнью продолжается

 

Юбилейный вечер Мурада Ягизарова стал праздником и для зрителей

 

Юбилейный вечер, посвященный 70-летию со дня рождения ведущего мастера сцены, народного артиста Мурада Ягизарова, начался в Русском драматическом театре имени Самеда Вургуна с приветственной речи министра культуры и туризма Азербайджана Абульфаса Гараева. Он-то и преподнес юбиляру самый дорогой для артиста подарок, сообщив о высокой награде страны: указом президента Мурад Ягизаров за вклад в развитие театрального и киноискусства награжден орденом Шохрат. Зал взорвался дружными и продолжительными аплодисментами, разделяя радость юбиляра, коллег по театру и его друзей.

А потом, неспешно и доверительно, как и положено в дружеском общении, начался рассказ О жизни, театре и кино. На сцене виновник торжества, главный режиссер Александр Шаровский, который с удовольствием исполнял в этот вечер роль Ведущего, и экран. Казалось бы, публика, привыкшая к красочным и динамичным представлениям театра, могла заскучать, не получив привычной атмосферы веселья. Однако легкая ирония юбиляра по отношению к пройденному в искусстве пути, смешные ситуации на съемочных площадках, курьезные истории закулисной и сценической жизни вперемежку с отрывками из любимых спектаклей и даже пение артиста (не под фонограмму!) превратили вечер в приятное общение друзей, общую радость, праздник, который не только объединяет, но и делает жизнь немножечко светлее.

Конечно, жизнь в искусстве длиною в пятьдесят лет не может уложиться в рамки двухчасового рассказа. Но разговор, который был ничем иным, как выражением благодарности и доброй памяти артиста своим учителям, наставникам, любимым режиссерам, коллегам, растрогал, кажется, всех. В свои семьдесят лет, получив от этой жизни все, о чем мечтал, славу, имя в искусстве, признание творческих заслуг, любимых женщин (жену и дочь), обожаемого внука и, в конце концов, относительное бытовое благополучие, он, обращаясь к началу своего пути, благодарил всех тех, кто формировал его как личность: человека и актера.

С особой нежностью он вспоминал свою маму личность незаурядную, сильную духом, с твердыми нравственными принципами и взглядами. Однажды, в голодное военное лихолетье, кто-то из тех, кому она оказала помощь, решил ее отблагодарить. По-своему. По-кавказски. И пока мама была на работе, к ним домой, где был только маленький Мурад, привезли коробку с едой. Он плохо уже помнит, что именно в ней было, но на всю жизнь запомнил, что вернувшаяся после работы мама совсем не разделила радости сына по поводу такого подарка. Наоборот. Молча выслушав, заглянула в ящик и тут же прошла к телефону и стала звонить. Говорила вежливо, но очень жестко. Через какое-то время приехал человек и увез коробку с подарками. Мурад совсем не понял этого и по-детски расплакался. Тогда она впервые говорила с сыном как со взрослым. С тех пор он навсегда усвоил: тебе по праву может принадлежать только то, что заработано твоим трудом. Так начались жизненные университеты Мурада Ягизарова.

Увлечение спортом тоже сыграло свою роль, помогая выработать характер, умение держать удар в любых жизненных обстоятельствах. И он его держит более пятидесяти лет, не прогибаясь под обстоятельства, добиваясь своего, но при этом сохраняя собственное я и достоинство. И жизнь, в результате, всегда поворачивалась к нему лицом. У него счастливая крепкая семья, где жена друг, любимая женщина; талантливая и успешная дочь, обожаемый внук! Они очень хорошо смотрятся вместе на тех фотографиях, которые возникали на экране! Внук и дед. Маленький мальчик и большой мужчина с разницей в несколько десятилетий смотрятся как заговорщики, отлично ладящие и понимающие друг друга. У них свой мир прекрасных чувств, состоящих из доверия и любви и только им одним известных тайн. Вот она гармония жизни! Она в продолжении тебя самого. А это не только физические данные, передаваемые через гены. Это то, что есть ты сам: твоя душа, твое сердце Это твой жизненный опыт, твои взгляды и принципы, все то, что ты унаследовал от своих предков. Мурад восторженно удивляется привычному, в общем-то, для большинства явлению смены поколений. И утверждает, что проникся этим пониманием только тогда, когда стал дедом

Бесчисленные герои, оживавшие на сцене театра благодаря Мураду, с течением времени меняли свое социальное положение и статус. Вместе с актером они превращались из романтических красавцев-любовников вроде Лестера и Мортимера (Мария Стюарт) в комически незадачливых ловеласов типа Андрея Васильевича (Хочу купить мужа) и проходимца Липы (В городе ужасно неспокойно). Для актера, привыкшего к амплуа героя-любовника, совместные с А.Шаровским опыты в жанре комедии были полной неожиданностью, потому что этот жанр он считал не свойственным своим профессиональным возможностям, а потому относился с большой опаской. Оказалось, необычайно увлекательно и интересно. Впрочем, так же, как и петь. Поет он, как поют драматические актеры. Но голос довольно сильный и красиво выраженный в обертонах. Знатоки утверждают, что если бы в свое время он учился пению серьезно, то, пожалуй, и на этом поприще сумел бы достичь высоких профессиональных результатов. Однако сам юбиляр, с удовольствием распевавший арии Сулеймана и народные песни (Плов и кошка), нисколько не жалеет об этой упущенной возможности. Ведь жизнь сложилась и удалась.

Он полон сил и желания творить. Поэтому с удовольствием откликается на все творческие предложения и в кино, и в театре. Но жизнь есть жизнь. Она идет своим чередом, и каждый прожитый день приносит что-то новое. Иногда неожиданное. Лучше, когда приятное. Но ведь он со спортивной закалкой, Гаджи Мурад Ягизаров, поэтому умеет держать правильный диалог с жизнью

 

 

Валентина РЕЗНИКОВА

 

Азербайджанские известия. 2009. 4 ноября. C. 3.