Фархад БАДАЛБЕЙЛИ: "Великую музыку исполняли великие музыканты"

 

Ректор Музыкальной академии делится своими впечатлениями о завершившемся третьем Международном музыкальном фестивале имени Ростроповича

 

Ровно неделю длился большой праздник классической музыки - третий Международный музыкальный фестиваль имени Мстислава Ростроповича. Бакинцы имели возможность слушать в эти дни выступления самых прославленных музыкантов мира. Были в эту музыкальную неделю и особые дни. Один из них 12 декабря - День памяти общенационального лидера Гейдара Алиева. В этот день в Азербайджанской государственной филармонии имени Муслима Магомаева в рамках третьего музыкального фестиваля имени Ростроповича был организован концерт "Посвящение Гейдару Алиеву". Концерт, как сообщает АзерТАдж, начался с исполнения произведения Р.Вагнера "Идилия Зигфрида" в исполнении Камерного оркестра Великобритании. Прозвучали произведения гениальных мировых композиторов Моцарта, Бетховена. Художественным руководителем и дирижером оркестра был Пол Уоткинс, а солистом - Филипп Копачевски (фортепиано).

Каждый пришедший в этот день в филармонию с чувством глубокой признательности и любовью вспоминал нашего великого лидера, гениального человека, которому навсегда обязаны своей независимостью и Азербайджан, и наш народ. Газета "Эхо" попросила ректора Музыкальной академии Фархада Бадалбейли поделится с нами своими впечатлениями о прошедшем празднике - третьем Международном музыкальном фестивале имени Ростроповича.

- Чем этот фестиваль, на ваш взгляд, отличается от прежних?

- У каждого фестиваля свое отличие. На этот раз приехал фантастический оркестр из Великобритании. Я не помню, чтобы за последние годы приезжал оркестр, именно оркестр, а не отдельные исполнители такого уровня. Раньше оркестры приезжали в основном из России, тоже, кстати, замечательные, а британский первый раз, надеюсь, не последний и проявил себя феноменально. Его оба концерта - симфония Моцарта, первая очень трудная симфония Бетховена и "Пастораль" Вагнера - это что-то феноменальное. Звучание оркестра, особенно духовых, валторны, деревянных инструментов оставляли ошеломляющее впечатление. Мы давно не слушали такого совершенного исполнения. Пожалуй, вот это было новым. И замечательный оркестр "Новая Россия", который потрясающе сыграл 10-ю симфонию Шостаковича. 12 раз валторны, как крик безответной любви, исполняют имя "Эльмира". Это было время, когда Шостакович был безумно влюблен в Эльмиру Назирову. 12 раз валторна просто кричит имя "Эльмира, Эльмира!!!" Все повисает в воздухе - безответная любовь.

Наша справка

Уже писали о сенсационном признании Эльмиры Назировой, бывшей ученицы Шостаковича в 1947 году, по поводу его Десятой симфонии. Много времени и сил потратили музыковеды, интерпретируя валторновую тему из третьей части симфонии, повторяющуюся 12 раз! Ее сравнивали с темой Второй симфонии Малера, с "зовами" из "Фантастической симфонии" Берлиоза, с пасторальными картинами и т.п. Очевидно, подобные трактовки имеют серьезные основания и даже вполне убедительны, но на самом деле оказалось, что эта тема - зашифрованное имя Эльмиры Назировой (к которой учитель испытывал нежные чувства), о чем ей сообщил в письме от 29 августа 1953 года сам Шостакович.

Он сообщает Эльмире, что поскольку все время думал о ней, то превратил ее имя в ноты. Шостакович выписывает нотный пример и детально объясняет ноты, составляющие тему третьей части. Он указывает, что первая нота - E. Вторая - ля; она может условно обозначать "л" (без второй буквы). Третья нота - та же, что и первая, но ее можно назвать ми. Четвертая нота - ре; опустим вторую букву и получим "ре". Пятая нота - А (то же, что и ля).

В личном архиве выдающейся азербайджанской пианистки, композитора и педагога Эльмиры Назировой несколько десятилетий хранились неизвестные 34 письма Дмитрия Шостаковича, адресованные ей в 1953-56 гг. Оказывается, в конце 40-х - первой половине 50-х годов Шостаковича связывали с Эльмирой Назировой романтические узы. Настолько сильные, что композитор счёл нужным "сообщить об этом" в своей Десятой симфонии. Дело в том, что Шостакович так и не обнародовал символику непрерывного диалогического соотношения своей монограммы "D - S - C - H" с таинственной темой у валторны "Е - А - Е - D - А" в третьей части симфонии, что стало причиной многочисленных музыковедческих исследований. Причем, используя наряду с привычным латинским и русское обозначение нот. Первая нота ми - латинская E. Вторая нота ля - используется одна буква Л. Третья нота вновь мИ, полностью. Четвертая нота Ре - используется одна буква Р. Пятая нота ля - латинское A. В итоге: Е - Л - МИ - Р - А.

Оркестр феноменально исполнил это произведение. Пожалуй, оркестровое выступление - самое фантастическое из того, что мы услышали. Это огромная школа для музыкантов, для наших музыкантов, для студентов, оркестрантов. Это большой стимул подтягиваться, поэтому этот фестиваль так важен. Хотелось бы, чтобы в следующих фестивалях мы имели возможность проводить и мастер-классы именно этих музыкантов. К сожалению, у них мало времени, они приезжают на один-два дня и уезжают, у них очень плотный график работы. Можно только мечтать о таком уровне педагогов для нашей консерватории, а почему бы и нет? Можно договориться, чтоб они приезжали не на один-два дня, а на более длительное время и занимались бы с нашими студентами.

- А что, ни одного мастер-класса не было проведено? Как бы анонсируя третий фестиваль, организаторы планировали проведение мастер-классов...

- Максим Венгеров, один из выдающихся музыкантов, провел мастер-класс для студентов консерватории. Я говорю о мастер-классах как об учебном процессе, который бывает не один-два раза в год, а хотя бы раз в месяц. Конечно же, это должно оплачиваться, конечно же, для этого необходимы средства. Мы же тратим деньги на футболистов, на тренеров, а почему мы не можем тратить деньги на выдающихся музыкантов?

- Чем этот фестиваль удивил бакинцев?

- Я за свою жизнь слышал огромное количество оркестров и не перестаю каждый раз удивляться, если слышу какое-то художественное совершенство. Поэтому для всех, и любителей музыки, и музыкантов - этот фестиваль дает очень многое.

- Один день фестиваля был посвящен памяти Гейдара Алиева.

- Собственно, Гейдар Алиевич был инициатором приезда в Баку Ростроповича, он как бы заново открыл Ростроповича для Азербайджана. У них сложились теплые дружеские отношения, и, конечно же, в рамках фестиваля невозможно было не отметить эту скорбную дату. И оркестр проявил себя блестяще. Они исполнили музыку Вагнера, Чайковского, Бетховена и Моцарта. У меня, как всегда, было желание услышать классические произведения наших композиторов в исполнении именно английского оркестра. Это мое тайное желание с тем, чтобы они потом еще где-то сыграли эти произведения. Может быть, в следующих фестивалях это будет учитываться. Очень важно, чтобы иностранные оркестры играли нашу музыку таких великих композиторов, как Караев и Амиров с тем, чтобы повторять эту музыку в своих концертах за рубежом. Это было бы хорошо. Опыт такой есть. Леопольд Стаковский исполнял наши произведения вместе с симфоническим оркестром, но это было очень давно

- А что он исполнял?

- Симфонический мугам Фикрета Амирова. Оркестры, участвуя в наших фестивалях, должны включать исполнение произведений наших композиторов. В этот раз только азербайджанский оркестр играл азербайджанские произведения, хочется, чтобы именно иностранные оркестры исполняли бы нашу музыку.

- Сейчас идет разговор о четвертом фестивале имени Ростроповича. Уже известно, что будет израильский оркестр. А что еще известно?

- Я хочу напомнить, что я к этому фестивалю имею отношение только как зритель, в организационной работе не участвую, поэтому хочу поздравить всех, кто формирует такой грандиозный фестиваль, прежде всего Фонд Гейдара Алиева, наше Министерство кцультуры и туризма, дочку Ростроповича Ольгу. Они провели гигантскую работу.

- А кого бы из наших исполнителей вы хотели бы отметить?

- Прежде всего Мурада Адыгезалзаде, который блестяще исполнил Второй концерт Прокофьева. Он играл с московским оркестром и подчеркнул хорошее реноме азербайджанской фортепианной школы. Наш оркестр тоже очень хорошо был представлен. Рауф Абдуллаев - замечательный дирижер. Может быть, только у этого оркестра нет таких виртуозных духовых исполнений и такого уровня исполнителей. Но что имеем, то имеем. Максимум, что было возможно, наши музыканты продемонстрировали. И еще я хочу добавить, мне очень понравилось, что в зале много молодежи. Это очень радует. Хочу сказать, что каждый такой фестиваль показывает, насколько классика вечна, насколько она формирует духовный облик человека. насколько она отрывает людей от каждодневных забот, от пошлости. от плохого вкуса, от той ужасной музыки, которая льется с экранов телевизора и радиоканалов. Особенно, когда великую музыку исполняют выдающиеся музыканты. Что может быть прекраснее этого. Поэтому да здравствует фестиваль!

 

Ф. АЛЕСКЕРОГЛУ

 

Эхо. 2009. 16 декабря. С. 8.