Память тревожных веков

 

Корреспондент "Эхо" побывал на одном из знаменитых историко-архитектурных памятников Азербайджана - в крепости "Чарах гала"

 

Для туристического бизнеса, избалованного в последние годы вниманием потребителя, наступают нелегкие времена. Только в соседней России спрос на туристические услуги уже сократился на 40%. Самое время в Азербайджане налаживать инфраструктуру для развития внутреннего туризма, чтобы и впредь развивать этот сектор экономики. Но для этого его необходима постоянная реклама. К примеру, большим подспорьем в новом году на азербайджанском телевидении стала бы обещанная увлекательная викторина по историко-архитектурным памятникам Азербайджана. Уже известны 32 таких "чуда", которые вошли в список вопросов для участников. Как выяснилось, вопросы викторины охватят всю территорию Азербайджана. Туда войдут и худаферинские мосты на реке Араз (Аракс) в Джебраильском районе, и мавзолей "Юсиф ибн-Кюсейр", и архитектурно-мемориальный комплекс на реке Пирсагатчай" "Пир Хусейн хянягасы" в районе Аджигабул-Пирсагат, Губалы-Балаоглан. И даже могила пророка Ноя вблизи поселка Тумбул в Бабекском районе Нахчывани.

Словом, у наших туристов появится возможность освоить позабытые и проложить новые маршруты, как на автобусах, так и по железной дороге.

Недавно корреспондент "Эхо" побывал на одном из 32-х указанных историко-архитектурных памятников Азербайджана, в крепости "Чарах гала", некогда входившей в гильгичайскую оборонительную систему Азербайджана. Путешествие состоялось в составе группы туристов - друзей известного парапсихолога, решившей отметить день рождения покойного своего супруга, в прошлом известного альпиниста, походом на природу. К этому несколько позабытому памятнику архитектуры древнего Азербайджана вела дорога на Кубу. Выехали от метро Нариманова, как положено, утром, на небольшом, но уже апробированном в деле по дорогам региона автобусе "Изуси". Поездка обещала быть интересной, поскольку в ней принимал участие старейший работник по внутреннему туризму Азербайджана, ныне ведущий специалист одного из столичных турагентств Октай Рзаев. Он и составил компанию смельчакам, не побоявшимся в разгар дождей и селей, образно говоря, рвануть в горы. Конечно, как всегда, злые языки, возможно из-за зависти, всячески предостерегали отдыхающих от этой поездки. Говорили, что крепости в горах давно нет, а вместо нее, только рассыпана груда замшелых камней. Поэтому все время пути с сожалением думалось о том, что если нет крепости, тогда придется рассматривать ее некогда непреступные для врага каменные стены уже не вживую, а только на слайдах в Интернете. Но в долгой дороге думать только об одном невозможно. Энтузиаст своего дела, Рзаев буквально забрасывал путешественников интересной исторической информацией. Говорил и о дороге, и о населенных пунктах, мимо которых мы проезжали. Любознательные туристы узнали много нового о предприимчивых бакинцах, которые в древности встречали торговый караван близ поселка Хырдалан и выгодно отоваривались в розницу ("бярякяндя") нужными вещами. Конечно, наш многознающий краевед не позабыл познакомить нас и с легендой о Сумгайыте. Легенда гласила о богатыре Суме и ее девушке Джейран. Дело было так. Богатырь Сум решил сразиться с мифологическим драконом, пожиравшим положенную ему дань в виде красивых, незамужних молоденьких девушек из соседних сел. И тут возникал вопрос, почему же ненасытное животное пожирало молоденьких и красивых девушек? Острословы, а они жили во все времена, толкуют, что дракон в прошлой жизни был человеком, которого ворчливая жена рано сжила со света. И вот в новой жизни человек-дракон поклялся уменьшить род человеческий за счет уменьшения женского населения. Но это ему не удалось, в Азербайджане и сегодня процент женского населения превышает мужское. Но вернемся к нашему повествованию. Девушек на арбах сельчане ежегодно поставляли ненасытному чудищу в обмен на воду. Влагу, кстати говоря, на поля сельчан мифологический пройдоха, из подвластной ему реки, выдавал скупо и то только после очередной мзды. И тогда оскорбленные и раздосадованные жители решили навсегда покончить с этим исчадием ада. Бросили жребий, кому идти на битву с чудищем. Выбор пал на богатыря Сума. У того поквитаться с чудищем были и свои причины. Парень решил убить дракона, получить "премию" в виде участка земли, а затем, построив недвижимость в виде домика с огородом и птичником, жениться на любимой девушке. Через год после ухода парня в горы, в долине произошло землетрясение, и в пересохшем русле реки на равнине забурлила долгожданная хоть и мутная, но вода. "Значит, - решили сельчане, - парню удалось справиться с драконом". Но Сум домой почему-то не возвращался. Измученная девушка каждый день поднималась на гору и отчаянно взывала к небу: "Сум, гаит!" ("Сум, возвращайся!"). От долгого ожидания или от осознания того, что время замужества ее давно миновало, девушка бросилась с обрыва в местное болото и погибла. Это место с тех пор стали называть "Джейран-Батан" - место, где утонула Джейран. Конечно, была и другая версия этого названия, связанная с племенем саксов, некогда здесь проживавших. Но романтикой здесь и не пахнет. Поэтому люди помнят первую версию трагичной истории. Не очень романтично звучит расшифровка названия и скалы Бешбармаг, где мы остановились, чтобы выпить воду из целебного источника, якобы подведенного по трубам к водяным кранам. В переводе название скалы звучит архипрозаично, как небольшое горное плато. Хотя в научном плане здесь вопрос еще не закрыт. Но мы остановились у известной горы не только по поводу того, чтобы подискутировать по этому поводу. Многие из пассажиров нашего автобуса, в прошлом альпинисты, остановку у Бешбармага решили приурочить и в память о некогда здесь погибших альпинистах: Марущенко и Щербакове. После нескольких минут молчания в автобусе и испитой (несколько стаканов) целебной воды снова тронулись в путь. Как водится, потекли неторопливые разговоры о том, о сем. Конечно, не обошлось без недовольства, почему-то исходящего со стороны мужчин. Многие из пассажиров (люди в возрасте) стали возмущаться тем, что встреча с крепостью удлиняется на час или два из-за ремонтируемой дороги. Чтобы смягчить обстановку, наш старший товарищ привлек к себе внимание, снова заглянув в историю края. На этот раз мы пополнили свои познания о сигнальной системе, действующей между крепостями. Она была простой. Предупредить об опасности соседей можно было, не посылая гонца с предупреждением в лагерь. Достаточно было как в сумерки, так и в дневное время развести дымный костер. Для воинов действовала азбука понимания сигналов. Один костер, скажем, означал движение торгового каравана, два свидетельствовали об отряде конницы воинствующих кочевников и т.д. У некоторых туристов из нашей группы, точнее у поклонников фортификационных сооружений, возник спор о количестве крепостей, построенных в Азербайджане. Консенсус нашли, придя к выводу, что их было построено около трехсот. Кто-то задал каверзный вопрос на засыпку, в каком направлении в Азербайджане преобладало большее количество крепостей. В процессе долгого спора победила версия, что горные крепостные сооружения преобладали в северном направлении. С таким выводом согласился и наш ведущий специалист Октай Рзаев. Мы и двигались в направлении, где некогда пролегала единственная дорога с севера на юг, по которой в полной боевой экипировке могло пройти огромное войско или набежать многочисленная орда конных кочевников, стремящихся обогатиться за счет оседлых народов, населяющих страны Передней Азии. К слову сказать, крепости и строили на случай продолжения, возможно, не очень удачной войны с захватчиками на равнине. Здесь население, в основном, женщины, дети и старики могли отсидеться, пока идет разборка молодых мужчин края с захватчиками. В горах действовала партизанская тактика набегов на врага небольшими отрядами. Население вынуждено было уходить в горы с захваченной врагом территории и продолжать борьбу за независимость. Не думал, глядя на разгоревшиеся румянцем лица наших путешественников, что история родного края так может увлечь человека, а в кровь добавить толику адреналина. В пылу спора не заметили, как свернули с дороги на Девечи на старый дорожный тракт, узкой дорогой-змеей устремившийся между предгорьями, насыщенными редкой растительностью. Проселочная дорога вела к селу Дашчалан. По обеим сторонам тракта возвышались выкрашенные в голубой цвет нефтяные вышки. Обилие нефтяных качалок и наблюдения за чахлой растительностью не отразились живительной переменой в настроении отдыхающих. Как повелось, спас очередной спор, и мы снова устремились в дебри научных диспутов. Октай Рзаевич вслух возмущался тем, что название крепости даже в научной литературе пишется неправильно. По его мнению, правильно название крепости будет писаться не "Чираг-гала", а Чараг-гала. А все потому, что на современном тюркском языке "Чараг" переводится как целина. Когда здесь образовывалось поселение, то его обитатели поселялись на хороших целинных землях. Сначала название крепости исказили туристы, а затем ученые, не мудрствуя лукаво, переложили название на топографические карты. Наш автобус тем временем уже въезжал на территорию урологического санатория "Чыраг-Гала", построенного на базе целебного источника Галаалты с сероводородной водой. Здесь, на живительном воздухе, на высоте более тысячи метров над уровнем моря, время от времени проходят занятия популярных в Баку оздоровительных групп "Искусство жизни". Отсюда до крепости когда-то был протянут металлический трос, чтобы отдыхающие не заблудились в тумане. Что это было необходимо сделано, мы убедились довольно скоро. Через час наш автобус растворился в густом молочном тумане, где ничего дальше метра впереди не было видно. К сожалению, того спасительного троса, за который можно было ухватиться, чтобы не заблудиться, больше не было, его использовали на металлолом местные жители. Вместо него, чтобы привлечь туристов и создать сказочный интерьер каменным остаткам крепости, хранители разрушенной временем и людьми древней цитадели установили у основания подсветку с прожекторами. В некотором смысле это помогает незадачливому туристу увереннее ориентироваться на местности. Итак, мы вышли из автобуса и, поеживаясь от осенне-зимней свежести, не торопясь, ступили на узкую тропинку, ведущую в гору. Чтобы не потерять спутников раньше времени, решили перекликаться. Но скоро все охрипли и замолчали. Вот, наконец, показалась и крепость, вернее одна из оставшихся стен и башня. Соорудить их было, наверное, мучительно трудно. Камни кладки сооружения привозились из карьера на бричках и обтесывались каменотесами вручную, а вместо цемента, тогда его не знали, выкладывали стыки известью и яичными желтками. Вопреки злым языкам, и сегодня радует глаз эта военная память тревожных веков. Сохранилась и верхняя площадка, на которой древние воины разводили костры. Но до нее нам не добраться, слишком крутой подъем. Женщины быстро разбрелись, собирая целебные травы. Кто помоложе и похудее, подались влиянию народных поверий и решили проползти через узкий проход в стене на другую сторону. Этот лаз, по преданию местных жителей, помогает молодым женщинам быстро зачать и произвести на свет богатырей, а пожилым дает здоровье. На вершине крепости внезапно и отчетливо обозначилась фигура альпиниста. Как выяснилось, здесь проходили соревнования спортсменов. Октай Рзаевич, воспользовавшись тем, что туман куда-то исчез, принялся снимать нас своим цифровым фотоаппаратом. Потом мы разбрелись кто куда. Спустя три часа усталые, но довольные, все собрались пообедать на ближайшем и пустующем пока тур-объекте. Местные туроператоры предоставили нам возможность отдохнуть в беседке, куда поставили столы и скамейки. Рачительные хозяева даже напоили нас чаем из самовара. Несмотря на начавшиеся заморозки, вокруг шло строительство коттеджей. В новом году, по замыслу предпринимателей, здесь будут отдыхать более трехсот туристов.

Уже на обратной дороге домой мы решаем следующую поездку совершить в Гах-Илису, к оборонительно-наблюдательной башне "Смуг галасы". А рядом Кум, Лекит, Илису - продолжение древнего города Мимбяряк, расположенного на границе с Грузией. Этот город древнее Шабрана, и минимум 15 веков городской культуры в этом регионе доказывают: Мимбяряк, Кум и Лекит - экономические и сакральные центры Кавказской Албании. Сколько их? Нам предстоит это скоро узнать.

 

 

С.КАСТРЮЛИН

 

Эхо. 2009. 5 декабря. С. 11,12.