В тени Мессии

 

В Объединении фотографов состоялся просмотр фильма Э.Асадова

 

В Объединении фотографов состоялся просмотр шестиминутного игрового фильма "Мессия" (автор сценария и режиссер - 33-летний Эльчин Асадов, слушатель Международной киношколы Рустама Ибрагимбекова).

Автору данной публикации посчастливилось быть ассистентом режиссера. Но, несмотря на это, картину он оценил лишь на презентации. И это было настоящее открытие.

Присутствовать при съемочном процессе и вычислить, что получится в конечном итоге из этого невнятного, нудного, утомительного процесса, так же нереально, как по виду растущего в поле льна предсказать, какую именно рубашку из него потом сошьют.

С Эльчином Асадовым мы познакомились в той самой Международной киношколе, а кроме того мы оба входим в Ассоциацию деятелей культуры Азербайджана "Луч".

Мне нравилось читать его миниатюры. За ними не сложно разглядеть Автора, человека с нетривиальным мышлением и огромным запасом внутренней творческой энергии, скрученной и до поры до времени упакованной. А этим летом Эльчин предложил мне стать его ассистентом при создании очередного своего, четвертого по счету фильма. Какому писателю, будь он хоть трижды фантаст, не хочется поучаствовать в киносъемках?!

Кроме того, мне, как человеку, который очень любит наше, азербайджанское кино, как классическое, так и новое, и захотелось внести хоть какую-нибудь посильную лепту в его развитие.

При этом, по обоюдной договоренности с Эльчином, я и понятия не имел, о чем будет фильм - я не читал сценария, дабы избежать предвзятости и сохранить свежесть восприятия. Мне казалось, так будет интереснее. Все, что мне было известно - лишь то, что в фильме будет присутствовать Мессия, точнее говоря - Иисус Христос, и что в этой роли занята будет поэтесса Фариза Бабаева - еще один мой давний и хороший друг, и тоже по "Лучу" (по замыслу режиссера, Христа непременно должна была играть женщина)...

Свои выводы и гипотезы мне удалось сделать во время наблюдений за съемочным процессом, за актером, режиссером, оператором, художником и т.д. Это действительно было интересно.

В чем заключались мои функции, как ассистента? Я был дополнительными руками режиссера в тех случаях, когда ему недоставало собственных рук или элементарно не хватало времени (имея дело с кинематографистами, я заметил, что они работают, как правило, в условиях жёсткого цейтнота). Например, помогал режиссеру при подборе актера на заглавную роль. Вместе с Эльчином мы в разгар лета и, соответственно, в разгар отпусков искали по всему городу переводчика с иврита на азербайджанский и наоборот - и нашли-таки! А все потому, что в фильме присутствует несколько фраз, которые должны быть произнесены на иврите.

 

Наконец, помогая художнику фильма, мне довелось заняться изготовлением тернового венца для Иисуса и сплести этот страшный венец из колючих стеблей ежевики.

Группа работала в небольшом полуподвальном помещении, которое в течение нескольких часов тщательно подготавливали к съемке (тянули электропроводку, ставили свет, размещали камеру, декорации и реквизит).

Там мне удалось теснее познакомиться с оператором Матлабом Ягуб оглу, продюсером Эльмеддином Алиевым и директором компании "Эхопродакшн" Хайямом Абдуллаевым и понять, что они - отличные ребята. Настроение было самое рабочее, и в то же время - какое-то радостное, праздничное. Потом пришла Фариза и с ходу принялась облачаться в костюм заглавного героя. На ее лицо принялись наносить грим.

Когда я увидел ее отстраненное выражение лица, взгляд смертельно уставшего человека, обычные и одновременно с этим плавные, величественные жесты и походку, то несказанно изумился. До этого мне доводилось знать Фаризу как автора интересных стихов, как знатока джазовой музыки, как редактора журнала, наконец. Признаться, не подозревал в ней таких блестящих актерских способностей! Наверное, каждый из нас намного талантливей, чем привыкли думать другие, и даже чем привыкли думать мы сами...

Потом Фариза-Мессия дубль за дублем безропотно выполняла указания режиссера и оператора, а в перерывах между дублями присаживалась отдохнуть; мы по очереди промакивали ее потное лицо салфетками, и Фариза благодарно кивала и рассеянно улыбалась в ответ. И вновь - дубли, дубли, дубли... Матлаб, приникший к камере, сосредоточенный Эльчин, прочие участники группы, затаившиеся по углам полуподвала...

Наблюдая со стороны на все это действо и временами совершенно забывая, что на съёмочной площадке - знакомая мне женщина; мне казалось, что это действительно сам Мессия! О, волшебная сила искусства!

И вот, наконец, презентация фильма в Объединении фотографов. Все дружно смотрели завершенную работу Эльчина.

И полуподвальная комната, в которой снимался фильм, превратилась в символ Вселенной - холодной, пустой, мёртвой, оживить которую способно лишь присутствие человека... И внезапно включившийся портативный телевизор с мелькающими на его экране кадрами хроники стал окном в тот мир, который создали люди за тысячелетия своего существования... Коррупция, войны, тирания, шоу-бизнес, насилие... вспухающий гриб атомного взрыва... И тихий, потерянный Иисус, устало, монотонно исповедующийся телевизору, непохожий ни на одного из тех Иисусов, которых я видел у Мэла Гибсона, или у Мартина Скорцезе, или у Юрия Кары...

И потрясающий финал, когда Иисус медленно снимает с головы терновый венец и водружает его на телевизор - действительно, этот несчастный аппарат воистину стал мучеником, проецирующим многочисленные человеческие пороки! Колючая корона надевается не просто на телевизор; она венчает этот больной, измученный, многогрешный мир. Что это, как не призыв к катарсису?

 

Мир, претерпевающий Страсти, будет распят, умрет и воскреснет для иной жизни... во всяком случае, мне думается именно так. Хотя, разумеется, работу Эльчина можно трактовать неоднозначно, и мое мнение отнюдь не обязано совпадать с мнением режиссера, но ведь тем и привлекательно искусство, что позволяет размышлять и оставляет простор для разнообразия мнений, не правда ли? А музыка, сопровождающая фильм и создающая особый настрой - о, это отдельный разговор!

Мы долго обсуждали "Мессию" после просмотра. Выступали продюсер и оператор, выступал сам Эльчин, высказалась Фариза. Им задавали всякие вопросы, высказывались мнения и пожелания, построенные по принципу "А вот я бы на вашем месте..."

Эльчин терпеливо улыбался. Он уже сделал то, что сделал, сказал то, что хотел сказать (насколько это возможно для художника).

У меня же были другие мысли. Я думал, как хорошо, что снимаются фильмы, заставляющие размышлять и спорить! Хорошо, что можно быть сопричастным этому в какой-либо мере!

Признаться, был очень рад побывать, образно выражаясь, "в тени Мессии" и дал себе слово: непременно способствовать и впредь появлению подобных фильмов по мере своих сил. Даже если придется вновь плести терновые венцы, искалывая в кровь руки... Впрочем, это я в фигуральном смысле, уже чисто в фигуральном...

 

 

А.ХАКИМОВ

 

Эхо. 2009. 25 ноября. С. 8.